Душа первична. Эмоции правят иммунитетом, а не наоборот!

TREND 6/12 декабрь 2014 | Беседовала Елена Якушева | Фото Александра Шлёмина

Константин Александрович Якунин.

Гость нашего номера – доцент, кандидат медицинских наук, консультирующий психотерапевт.

 

«Расставание  маленькая смерть»


— Константин Александрович, как гласит вечно неутешительная статистика, Новогодние и Рождественские праздники являются, к сожалению, не только днями безудержного общенародного веселья, но и временем, когда происходит всплеск депрессивных и невротических расстройств. Почему?

— Видите ли, природа и человек тесно связаны между собой, хоть с развитием технологий мы можем не так остро это ощущать, однако наша психика (душа, подсознание – как вам будет угодно) прекрасно «знает», что заканчивается очередной природный цикл, день максимально сократился, солнечный свет «в дефиците» – вся природа переживает символическое «умирание». И наша душа солидарна с ней. Мы тоже переживаем эту «маленькую смерть». Все чувствуют это по-разному, особенно остро переживают творческие, тонко чувствующие натуры, но все без исключения могут ощущать некоторую утомленность. В этот период очень важно твердо верить в одну простую вещь: вскоре день снова начнет расти, солнечного света прибавится – а там и весна не за горами.

— Так значит, есть смысл в том, что в Новогодние праздники мы отдыхаем почти две недели!

— Безусловно. И в таких ярких празднованиях, в нарядах, в елках – во всем есть смысл – это отвлекает от мрачных мыслей. Хотя, справедливости ради, следует заметить, что подобный период расставания с прошлым и болезненную «смену кожи» мы переживаем не раз в году, а два. Второй раз мы как бы чуть-чуть умираем перед собственным днем рождения. Многие, наверное, замечали, что за месяц до этой даты снижается настроение, появляется непонятная общая неудовлетворенность происходящим… А после дня рождения, уже через неделю-другую, чаще всего приходят вдохновение и прилив душевных сил.


— Но ведь это связано уже не с природным циклом?

—Говоря весьма упрощенно, это некий феномен ностальгии. Момент рождения для каждого из нас – мощнейший стресс. В подсознании происходит так называемое импринтирование времени, места, ощущений… Организм никогда не забудет этого. И вот каждый год, подходя к этой знаменательной дате, подсознание сигнализирует – цикл завершен, – и мы заново переживаем стресс рождения в своей душе.
Очень ярко процессы импринтирования проявляются у животных, этим же объясняются возвращение на нерест рыб, многокилометровые перелеты птиц…

 


«Доктор! У меня это…»


— Константин Александрович, все, о чем мы сейчас говорим, это такие небольшие кризисы, смены настроения, которые человек переживает совершенно естественным образом. Тем более, что статистика ВОЗ гласит, что в России вообще 80% населения находятся в состоянии хронического стресса. Надо ли это лечить? Обращаться к психотерапевту, например?

— В России, к сожалению, до сих пор не выработана практика правильного отношения к лечению у психотерапевта. И не только в России. Исследования в Чехии, например, показали, что 54% пациентов, обращающихся в обычные поликлиники к врачам общей практики, на самом деле нуждаются в первичной психотерапевтической помощи. В России этот процент выше. Конечно, это связано с тем, что неврозы и депрессии нередко «маскируются» под другие заболевания: болит голова, позвоночник… Ставят человеку диагноз, например, «мигрень», он глотает обезболивающее в огромных дозах, а мигренью-то и не пахнет… Про позвоночник и говорить нечего — все мы слышали расхожую фразу: «Груз проблем давит на плечи». Это не случайно — ведь все «неотыгранные» социальные стрессы «оседают» в этой зоне… Не говоря уже о том, что многие серьезные заболевания изначально имеют психосоматическую основу: ушел на пенсию, почувствовал себя никому не нужным, а через год диагностировалась у человека опухоль... Этот случай и подобные ему, можно было бы предотвратить, и головных болей избежать, если вовремя обращаться к психотерапевту.

— Какие душевные кризисы человек может преодолеть самостоятельно, а когда все-таки необходимо обратиться за помощью к специалисту?

— Если очень кратко и очень упрощенно, важны следующие моменты. Нарушение аппетита, либидо и сна. Человек перестает высыпаться, просыпается «разбитым». Состояние становится хроническим. Усталость растет, как снежный ком, разрядка не наступает. Вы либо не можете уснуть, либо легко засыпаете, но просыпаетесь среди ночи, либо и то, и другое.
Человек переживает так называемую ангедонию – перестает получать удовольствие от всего, что раньше радовало: еда, фильмы, общение, секс.… Как в известном анекдоте про шарики:
«Приходит мальчишка в магазин и просит продавца:
— Дайте разноцветных надувных шариков!
Продавец в ответ печально:
— Не советую.
— А что? Лопаются?
— Нет.
— Сдуваются?
— Нет.
— Но что же тогда?
— НЕ РАДУЮТ!…»


— Константин Александрович, по данным все той же статистики (по опросам ВЦИОМ), россияне избавляются от стресса следующим образом: большинство (46%) – смотрят телевизор, столько же почти (43%) – слушают музыку, вполовину меньше (19%) честно признают, что пьют алкоголь, некоторые (16%) – едят что-то вкусное и много. И всего 15% преодолевают свое состояние с помощью медикаментов. Что Вы на это скажете?

— Во-первых, когда человека уже ничего не радует, телевизор смотреть или пить алкоголь не просто бесполезно, но и очень вредно. Состояние, скорее всего, будет только ухудшаться. Это как стегать хромую кобылу. А нервная система в этот период находится примерно в таком состоянии. Ей надо помогать. Нужны ли медикаменты или достаточно просто съездить в отпуск – лучше решить специалисту.
Как я уже сказал выше, в России до сих пор не выработана традиция обращаться к психотерапевту. И даже в медицинском вузе на науки о душе – то есть на изучение психики – тратится только 2% от общего времени! Вывод напрашивается сам собой. Тем более, если учесть, что душа первична! Эмоции правят иммунитетом, а не наоборот!
Этот дремучий общероссийский комплекс – «не пойду к психотерапевту, а то скажут, что у меня крыша поехала» - во многом сформировался из-за так называемой карательной советской психиатрии, когда любого могли объявить психически несостоятельным и, что называется, «упечь». Идешь против системы, значит, психически больной. Хотя среди тех, кому в то время «присуждали» подобные диагнозы, действительно было крайне мало здоровых людей. Но боялись по-настоящему. И страх этот осел в наших генах. К тому же, тогда не было как таковой психотерапии – была только большая психиатрия.
Культурально должно смениться 3 поколения, чтобы такая негативная память ушла из нации, а у нас закон о психиатрической помощи европейского стандарта принят только в 1992-ом году.

— Почему важно принимать антидепрессанты, например? Многие считают, что это вредно, что такие препараты воздействуют на психику и это опасно.

— Начать нужно с того, что не всем, кто страдает депрессией, нужны, антидепрессанты. Есть случаи, когда можно обойтись без этого, но отличать один случай от другого должен все-таки специалист.
Также важно упомянуть то, что в свое время антидепрессанты и их изобретение произвели целую революцию в психотерапии и психиатрии. Началась совершенно иная эпоха. Эти препараты не вызывают привыкания и помогли миллионам людей.
Депрессия – это нарушение эмоциональной сферы, за которую отвечают определенные вещества головного мозга. Есть вообще депрессии, обусловленные не стрессом, а только этой физиологической связью, например, депрессия, возникающая при болевом синдроме.
В общем, по тем или иным причинам, возникает ситуация, когда эта система дает сбой, связи нарушаются, эмоциональная сфера истощена... Что делать? Смотреть телевизор, чтобы наладить эти связи? Глупо, сами понимаете.
Как действуют антидепрессанты? Некоторые из них, например, увеличивают период расщепления серотонина – и нервная система работает в щадящем режиме – человеку нужно меньше душевных сил, чтобы преодолевать боль, стресс или что-то другое. Эмоциональная сфера получает возможность отдохнуть. Это своеобразная поддержка – антидепрессанты не замещают что-то в нашей психике, они помогают нервным клеткам не перегреваться. Важно правильно их использовать и делать это под наблюдением специалиста. Любое лекарство – не игрушка, и даже витамины могут сильно навредить здоровью.
Есть сотни препаратов – антидепрессанты, противотревожные препараты, которые использует психотерапевт в зависимости от ситуации. И, кроме того, существует 700 методов и около 3 000 техник психотерапевтического воздействия! Так, психоанализ, например, — это только один из 700 методов!
Задача психотерапевта — найти подход к пациенту и метод, который окажется для него наиболее эффективным.

 

«Что русскому хорошо, то немцу смерть»


— Кстати, о психоанализе: почему этот известный метод не прижился в России?

— Знаете ли, что немцу хорошо, то русскому – смерть, и наоборот! Это все особенности менталитета, национального характера. Психоанализ зародился и был весьма популярен в немецкоговорящих странах: Швейцарии, Австрии, Германии.
А теперь давайте представим себе русского человека, который будет в течение двух или даже пяти лет еженедельно и неукоснительно посещать психотерапевта и воссоздавать совместно с ним собственную картину мира. Учитывая, что это затраты и весьма кропотливый труд. Это реально?
У Юнга, например, описывается случай, как он работал с пациентом 10 (!) лет, и после этого они добились, наконец, осознания проблемы… И пациент признался, что он начал доверять доктору. Это была вот такая психиатрическая победа. На русской почве это практически невозможно себе представить. Русские хотят все и сразу.
Несколько упрощенно, но очень наглядно и символично ментальность отражается в народных сказках. Давайте сравним немецкие и русские. У немцев сказки зачастую сводятся к тому, что «трудился Ганс честно и усердно – и было ему счастье». В русских сказках все по-другому: у нас герой может особо и не трудиться – гораздо эффективнее поймать щуку, золотую рыбку, конька-горбунка или серого волка, – и все проблемы будут решены. Чувствуете разницу? Мы ждем чуда без усилий, и основной наш помощник, в лучшем случае, – смекалка. А вы говорите о сеансах психоанализа раз в неделю в течение десяти лет! Тут никакой русский не выдержит.
К тому же, психоанализ заканчивается там, где начинается осознание. Вот осознали вы проблему. А что дальше-то с ней делать?
Это скорее диагностический, а не терапевтический метод. Он великолепен и незаменим в таких вещах, как, например, воссоздание портрета преступника.

— По-вашему, жажда чуда - это негативная особенность русской ментальности?

— В проявлениях любой ментальности есть свои плюсы и минусы. Конечно, мы, русские, любим все сразу и, так сказать, «на халяву». Мы постоянно ждем чуда. Даже если этого не осознаем. Мы не очень-то старательны и организованы даже для достижения собственных целей. У нас вообще отстаивать свои собственные интересы – не всегда популярно. Однако, мы нестандартные, творческие, у нас преобладает стратегическое мышление над тактическим. Масштабы нашей необъятной родины сделали каждого из нас немножко философом, тяжеловатым на подъем, но если уж подымемся, то наше воодушевление, чувство патриотизма, мало с чем можно сравнить.
Если говорить о ментальности и культурологических особенностях, то мне нравится такая теория.
У большинства американцев преобладает образное мышление. Потому что Америку завоевывали авантюристы и мечтатели – сами подумайте, кто еще поплывет на утлом суденышке в неизвестность. Для этой нации очень важны зрительные образы, воспоминания, конструкции, формы. Одним словом, все большое, яркое и блестящее играет для американцев важную роль. И неважно, что внутри. Они новаторы – быстро все перестраивают, создают прекрасные небоскребы, огромные автомобили, яркую одежду. И даже пресловутый биг-мак родился в Америке.
Английская культура совсем другая. Здесь важно аудиальное восприятие – англичане «думают» ушами (отсюда их чопорно-отстраненный вид). Они оценивают людей по произношению – определяют, из какого вы графства, и какое у вас происхождение, воспитание. Здесь большое внимание уделяется языку, а значит, традициям.
Большинство русских – кинестетики или люди, живущие ощущениями. Здесь зрительные образы вообще не важны, и поэтому глаза часто опущены вниз, на лице безучастное выражение, улыбаться незачем, а главное всегда то, что внутри. Русские, в основном, стремятся к тому, чтобы душе было комфортно и телу уютно.
И пусть все звучит немного забавно, но это самая базовая система, самая глубинная. Русская душа самая глубокая, как и русская культура, и русская литература. Я действительно так считаю. Для русского не важно, как это выглядит (американская система) или какого это уровня и происхождения (английское восприятие), для русских важно – что внутри? Какой в этом смысл? Насколько это гармонично?
Это очень ригидная или пассивная система, но если уж ее раскачать – тогда остановить почти невозможно. Как известно, «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»…

 

«Полет над гнездом кукушки».

 

— Константин Александрович, в искусстве ХХ и ХХI-го века, особенно в кинематографии, активно эксплуатируется тема больших и малых психических расстройств: «Полет над гнездом кукушки», «Игры разума», «Бойцовский клуб», «Мастер и Маргарита» — список можно продолжать долго. Почему эта тема так интересна и актуальна в последние десятилетия?

— Объяснений может быть несколько, даже если не рассматривать каждый названный вами фильм в отдельности.
Во-первых, психические отклонения – это что-то непонятное, а неизвестность всегда притягивает.
Во-вторых, некоторые подобные заболевания (например, шизофрения) могут идти рука об руку с одаренностью в той или иной сфере. А жизнь гениальных личностей очень интересна.
Если же брать массовое сознание, то вот что здесь может так же играть роль. Как мы отметили еще в начале нашей беседы, число функциональных психических расстройств (неврозов и депрессий) растет с каждым годом. Есть прогнозы ВОЗ, что к 2020 году депрессия, например, выйдет на первое место в мире среди всех заболеваний вообще, обогнав сегодняшних лидеров – инфекционные и сердечно-сосудистые заболевания. А ведь людям интересно то, что переживают они сами: это близко и требует решений. Подобное тянется к подобному. Вот и пользуются популярностью фильмы и книги, где на каждом углу то депрессия, то самоубийство, то самолечение невроза. Описано или показано все это часто необычайно привлекательно, вот только жаль, что изнаночная сторона спрятана от зрителя. Ведь люди страдают по-настоящему. Нет ничего хуже, когда болит душа.
Но вообще, я считаю, что первая волна идет с Запада, потому что там это давно декомпенсировано.

— Как Вы считаете, с чем связан столь бурный рост невротических заболеваний?

— Начнем издалека. Чтобы некий признак в популяции генетически прижился, должно пройти в среднем около пяти веков. Мы хорошо это знаем на примере того, что индейские племена и народы русского севера плохо усваивают алкоголь, потому что ранее не знали этого напитка и не адаптированы к нему генетически, в отличие, например, от русских, европейцев, американцев…
Примерно то же относится к стрессоустойчивости. Генетически любой из нас может «переварить» лишь тот объем информации, который «переваривал» наш предок пять веков назад. В 1514 году. Что тогда было? Сами можете себе представить: письма, книги (да и тех не много)… А сейчас? Кроме того, что у нас есть телевидение, радио, компьютерные технологии, объем информации каждые 2 года удваивается! Мы все находимся в хроническом стрессе.
Во всем цивилизованном мире идет эпидемия психических расстройств – посттравматический синдром, депрессивные состояния...
Процент шизофренических расстройств всегда одинаков – 1,5-2% в популяции. Даже когда Гитлер уничтожал в Германии психически больных людей – через 20 лет процент восстановился. Это генетический признак. Есть мнение, что шизофреник – это гений, родившийся не в свое время и не в своем месте. У него иное мышление, но это отдельная тема.
Сейчас в мире лидируют именно невротические расстройства. Мы сами не замечая того, культивируем поколение невротиков: и экология, и культура, и питание, и воспитание телевизор+компьютер+планшет+смартфон, – все это негативно аукнется человечеству в будущем.

 

«Ешь, молись, люби».

— В одной из своих работ Юнг писал, что когда люди перестали, в подавляющем своем большинстве, верить в Бога, количество неврозов резко увеличилось. Вы согласны с этим?

— Безусловно, да. Ведь не случайно сказано: «По вере вашей да будет вам». Микрокосм в душе каждого отдельного человека – это копия макрокосма. Если человек обладает сильной верой, представлением о Вселенной, как о стройной системе, то его внутренний мир, безусловно, более гармоничен.
Я сам верю в существование Высшего Разума. Да и какие могут быть сомнения после того, как во второй половине ХХ века ученые, изучающие квантовую физику, нобелевские лауреаты, пришли к тому, что Божественный разум – это реальность.

— В каком-то смысле Вы постоянно работаете с негативом. Как вы сами компенсируетесь?

— Если честно, когда начинал свою практику в 90-х годах – принимал 2-3-х пациентов и испытывал огромную усталость: спал днем, ночью, но сна все равно не хватало; потом понял, что таким образом очень быстро сожгу себя – буквально сгорю на работе сам и другим не помогу. Позже с опытом пришла мудрость. Основную заповедь врача «не навреди» надо относить и к самому себе. Появились свои способы и техники восстановления. Привычки, полезные для здоровья. Например, в городе я не езжу на машине и ежедневно прохожу 7-10 км пешком. Так я размышляю, отдыхаю, медитирую. Это время, которое я уделяю лично себе. И всем хочу сказать: человек, который не посвящает лично себе час в день – не восстанавливается!
Возникает вопрос: что такое лично себе? Это дело, которое вы делаете не потому, что нужно, и не для кого-то, а потому, что вам это нравится и потому, что таким образом вы можете отвлечься от повседневности. Желательно, чтобы это был не телевизор и не компьютер. Это могут быть спа-процедуры, массаж, занятие каким-то маленьким домашним творчеством – рецепт у каждого свой.
Я, например, очень люблю готовить, и когда мне хочется войти в транс и отключиться от грубой действительности, готовлю какое-то блюдо. Так я научился готовить только около 10-ти видов плова. Не говоря уже об индийской, китайской, кавказской кухне…

— Кстати, насчет питания. Что вы можете сказать об оголтелом массовом стремлении всех современных женщин худеть?

— То, что оно именно оголтелое и часто очень вредное. Ограничения в пище могут быть не только не полезны, но и опасны. Об анорексии сказано уже довольно много.
Советы по питанию надо давать индивидуально – все зависит от типа конституции. Кому то полезно быть, если не полным, то, по крайней мере, не худым. Нередко психотерапевт может наблюдать в своей практике странную, на первый взгляд, вещь: поправился человек и стал спокойнее, наладился сон… В чем же дело? А дело в том, что это, возможно, более гармонично для его конституции в целом.
Стандарт, введенный в моду кутюрье 90-х – стандарт девочки-подростка, – не просто не всем подходит, а он вообще вреден. Человек индивидуален. И его душа и тело не могут и не должны быть стандартными. Культивируемые массовым сознанием стандарты «90-60-90» подходят далеко не всем женщинам и нравится, к счастью, далеко не всем мужчинам…
Питание – это целая система, которая должна учитывать очень много факторов, а не только количество калорий.

— С точки зрения психотерапевта гомосексуализм — норма?

— Я бы иначе расставил акценты. Мы знаем, что в обществе всегда был небольшой процент людей с так называемой нетрадиционной ориентацией. Кто-то воспринимал это как большой грех, в СССР за это могли привлечь к уголовной ответственности.
Сегодня ситуация другая. Поднялась целая волна легализации гомосексуализма и скандалов на почве отношения к этому. И лично я считаю очень вредным сегодня не столько само это явление, сколько то, какую пропаганду и популяризацию все это обрело. Помните слова Геббельса: «Что бы про нас ни говорили – только бы говорили». Так называемые сексуальные меньшинства сейчас действуют именно по этому принципу. Это не просто ненормально, а опасно.
В обществе в среднем 3-4 % гомосексуальны, а 20% — так называемые латентные гомосексуалы, они могут выбрать как одну дорогу, так и традиционную. Во время вот такой мощнейшей пропаганды, сексуальные меньшинства пополняют свои ряды за чужой счет. Вот в чем опасность.
И потом, если логически продолжить эти убеждения – что же тогда делать зоофилам? Признать браки мужчины с козой? Абсурд.

— Печалит то, что эта тема так же часто сейчас используется в фильмах, складывается впечатление, что просто секс на экране — это уже никому не интересно, если только там мужчина не целуется с мужчиной…

— Это опять же продавливание европейских ценностей в русскую среду. У нас все-таки другая культура. Общинность другая. Другая концепция общения. Генетически и психологически у нас более здоровое общество. Я сторонник самобытного пути развития России.

 

1. К.А. Якунин, А.П. Рачин, Е. В. Михайлова
«Психотерапия психосоматических расстройств и головной боли»

2. А.П. Рачин, К.А. Якунин, А. В. Демешко
«Миофасциальный болевой синдром» Справочное пособие - практикум

3. К.А. Якунин, Е.Н. Мажар
«Деловое общение: психотехнологии успешной коммуникации»