Евгений Макаров: «Культура существует для того, чтобы показать иной путь преодоления трудностей»

Он вырос за кулисами смоленского драмтеатра, учился на актерском курсе вместе с Диной Корзун, работал на одной съемочной площадке с Джудом Лоу, вместе с женой создал в Европе детский театр «Звуки», основой которого является русская культурная традиция…

Сейчас актер и музыкант Евгений Макаров живет в Брюсселе, снимается в европейских сериалах и фильмах, преподает в школьной шахматной студии, пишет музыку, ежегодно приезжает в Смоленск…

В один из таких приездов, пасмурным весенним днем за чашкой чая в ресторане «Сан Жак» мы говорили с Евгением о театре, музыке, патриотизме и, конечно, о любви.

Записала: Елена Якушева

Фото: Александра Шлемина

Редакция благодарит ресторан «Сан-Жак» за предоставленный зал.

Эмиграция: «Мульти-культурная и мульти-языковая среда обогащает – она позволяет смотреть на жизнь с разных сторон».

- Я уехал из Смоленска в Европу в 96-ом, когда мне было 26 лет. Тогда, в 90-е, многие мечтали уехать – вся, так называемая, «центровая тусовка» - было в нашей молодости такое понятие… Хотя целенаправленно я ничего для этого не делал, все вышло как-то само собой.

Закончив уникальный в своем роде актерский курс Южакова, который он единожды выпустил в Музыкальном училище, я очень плотно был занят в репертуаре Смоленского камерного театра. Актерская профессия меня увлекала давно: мое детство прошло за кулисами Смоленского драмтеатра, где был актером мой дед – заслуженный артист Виктор Макаров.

После окончания курса я почти ежедневно выходил на сцену, много репетировал, и много общался – это была молодость… Мы познакомились с девушкой из Парижа – французской актрисой с русским именем – Валентина. Общая увлеченность актерской профессией сразу же объединила нас, мы полюбили друг друга, год репетировали вместе спектакль для пушкинского театрального фестиваля, жили в Великих Луках, где моя молодая супруга познала все прелести российской провинции 90-х…

И в результате, когда Валя забеременела, мы решили ехать рожать за границу. Причем не к ней в Париж – а на нейтральную территорию. Поначалу мы уехали в Берлин, где уже жили ее и мои друзья.

Надо сказать, что первый этап эмиграции у меня, как, наверное, у многих, проходил далеко не гладко: надо было учить язык, привыкать к новой ментальности, адаптироваться к семейной жизни, искать способы обеспечения своей молодой семьи. Все это было не просто.

Хотя, поначалу мне очень повезло – пригласили сниматься в фильме «Сталинград» известного режиссера, где были роли для русских актеров. И мне стало казаться, что моя жизнь за границей уже сложилась успешно – и дальше будет только лучше.

Но вслед за этим последовал неудачный театральный опыт, отнявший у меня массу сил и ничего не принесший, кроме негатива. И потом – тишина… ни проектов, ни приглашений – ни-че-го.

Я решил уйти из театра. Вдруг показалось, что с актерской профессией «не сложилось»: ведь были огромные ожидания, большие надежды, которые в тот момент закончились пустотой и разочарованием.  Вот тут и началась для меня суровая школа жизни в эмиграции: пришлось работать в кинотеатрах, и даже пылесосить иногда. Вначале-то мне показалось, что я проскочил эти классические трудности, но это было слишком наивно.

В тот момент внутренне меня очень поддерживало другое увлечение: я стал уделять больше внимания музыке. Мой отец – Влад Макаров - музыкант, он пишет музыку в стиле «фри-джаз», я тоже пишу музыку – и в те непростые времена мы вместе участвовали в фестивалях Курехина в Санкт-Петербурге и Москве. Это было необычное творческое пространство, где многие авангардные музыканты находили возможность «высказаться».

И еще помогало то, что моя жена всегда в меня верила и поддерживала. Являясь так же актрисой, в какой-то момент она сказала: «Давай не ждать предложений от режиссеров – ведь мы с тобой профессиональные актеры – мы создадим свой маленький театр!» Так начался наш мобильный проект – театр для детей «Звуки». В этом театре мы с Валей являемся сценаристами, режиссерами, актерами… Иногда мать моей супруги помогает создавать декорации. Я пишу так же музыку к спектаклям.

Театр стал вполне успешным семейным проектом. Мы ездили выступать по всей Европе. А после того, как «зачастили» в Брюссель, и нам очень понравился этот город, мы решили туда переехать. Что и сделали через несколько месяцев. Так, после 10-летней жизни в Берлине, мы переехали в Брюссель, где живем уже 9 лет!

Мне очень нравится этот небольшой город со своим несколько провинциальным ненапряженным ритмом, бельгийцы вообще очень приятные расслабленные, открытые люди. В то же время, культурная жизнь там очень развита за счет того, что в Брюсселе находится европейское правительство.

Мы живем в богемном районе, где много актеров, художников, музыкантов, одним словом, творческих людей. Благодаря общительному характеру моей жены, мы быстро обросли друзьями.

В Брюсселе живет более 120 национальностей, и мне очень нравится эта мульти-культурная и мульти-языковая среда – такое общение всегда очень интересно, и, кроме того, это позволяет смотреть на жизнь с разных сторон, более терпимо относиться ко многим различиям, не торопиться выносить категоричных оценок.  В конечном итоге, это помогает стать мудрее.
 
 

Семья и любовь: «У нас есть редкая возможность – позволить друг другу оставаться собой».

Вряд ли наш брак поместится в классические рамки, скорее в мистические или оригинальные.

С Валей мы поженились уже через полгода после знакомства, и вот уже 20 лет вместе!

Конечно, за эти годы в наших отношениях были самые разнообразные сложности, как у всех нормальных людей. Что позволило их преодолеть? Конечно, любовь, которая с каждым годом становится только сильнее.

Ведь вначале мы вообще не очень хорошо понимали друг друга: общались по-английски, потом она выучила русский, когда мы репетировали спектакль для пушкинского фестиваля…

Возможно, свою роль сыграли и некоторые совпадения. Например, мать моей жены в молодости познакомилась с русской девушкой Валентиной, они подружились. И позже, она назвала свою дочь в честь русской подруги – Валей. До сих пор моя теща очень увлечена русской историей и культурой, и ориентируется в некоторых направлениях лучше меня. Она и привила своей дочери, моей жене, любовь к России. В свою очередь, меня воспитала бабушка, которую я очень любил, и ее тоже звали Валя! Это имя было важным для меня. Такое совпадение.

Когда я привез Валентину знакомить со своим дедушкой, полковником в отставке, он сказал: «Я думал, приедет французская фифа, а приехала нормальная русская женщина!» Это было высшим одобрением!

В нашей семье преданных искусству людей, есть один абсолютно не театральный человек -  наша дочь, которой уже 20 лет.

В детстве она продавала билеты на наши представления и говорила, что  станет директором театра, но только не актером!

У нее консервативное классическое мышление, сейчас она в университете получает образование политолога. Два актера в семье – это уже много, так что должна быть некая компенсация.  

Конечно же в нашей семье далеко не всегда царит единодушие, например, я – верующий человек, а Валя атеистка.  Поначалу мы спорили о чем-то… А потом пришло понимание, что именно эти моменты дают нам редкую возможность – позволить друг другу оставаться собой.

 

 

Детский театр «Звуки»: «Любой наш спектакль - это результат накопленного опыта».

Нам до сих пор нравится это делать. Детская публика совершенно особая – очень искренняя. К тому же дети очень непосредственны, вне зависимости от национальности.

Часто мы готовим спектакли в 3-х вариантах – на трех языках – немецком, французском и русском, чтобы можно было играть для разной публики.

Любой наш спектакль - это всегда результат накопленного опыта.

Был целый период, когда мы делали постановки на основе французских и русских сказок, часто тех самых, что читали вслух своей маленькой дочери. И когда мы достигли в этом определенного профессионализма, захотелось сделать что-то совершенно другое.

Валя предложила: «Давай сделаем поэтический спектакль!» И мы сделали спектакль по поэме Владимира Маяковского «Флейта-позвоночник». Я написал музыку к этой поэме, Валя занималась драматической декламацией. Как переводили на французский? Поступили очень хитро – взяли два лучших перевода и сели компелировать – выбирали лучшие фразы. Получилось очень интересная вещь в ритмическом плане! Потом взялись за Даниила Хармса…

Иногда какой-то толчок для создания спектакля приходит из детства, когда вспоминаешь любимые книги того времени. Музыка также часто дает импульс к спектаклям.

У нас есть ограничения «творческой свободы»: сценарий должен быть рассчитан только на двух актеров. Декорации так же обычно условно-мобильны – ведь у театра нет своего помещения, мы можем играть и в театре, и в школе, и на уличной сцене…

Мы вообще легко и много ездим с театром. Часто выступаем на различных фестивалях.

Конечно, когда-нибудь хотелось бы приехать с нашим театром в Россию… Но повод пока не находится – нужно приглашение на фестиваль, либо другое событие… Пока не получается.

 

 

Профессия – актер: «Я люблю кино, но уходить туда с головой и пропадать на съемках месяцами мне бы не хотелось – я камерный человек».

Как актер я сформировался, наверное, в России. Мне очень повезло: с первого курса я уже играл. И когда, по окончании, попал в Камерный театр – в первый год работы у меня было около 300 выходов на сцену – это дало большой опыт! До сих пор я сохранил довольно теплое отношение к этому театру - каждый приезд в Россию я его посещаю с большим удовольствием. Мне приятно видеть молодых способных актеров, интересную сценографию.

Мой театральный опыт в Европе реализуется, в основном, на сцене нашего с Валей детского театра. А вот с кино у меня складывается своя, довольно интересная история.

Как я уже рассказывал, в первые годы эмиграции мне повезло – пригласили сниматься в фильме Жана Анно «Сталинград» с Джудом Лоу в главной роли. И хоть у меня роль была небольшая, на площадке мы много общались с Джудом, который оказался очень приятным, открытым, позитивным человеком,  впрочем, европейские киноактеры говорят, что такой он и по сей день, слава его не испортила!

И после этих съемок я, как актер, пережил серьезный кризис. Наша профессия требует огромного психологического ресурса. Как использовать этот ресурс - во многом зависит от режиссера. У меня был печальный опыт в Берлине: я играл Сальери в пьесе «Моцарт и Сальери», и режиссер требовал от меня сосредоточиться на всем темном, что есть в моей личности, и вытащить это на поверхность. Я, как говорится, «пошел» за режиссером, и, в конце концов, стал действительно, чувствовать какой-то постоянный негатив, который, на самом деле, мне не свойственен… Началась даже  депрессия. Этот очень тяжелый период закончился тем, что я ушел из театра…

Многое в жизни актера зависит от режиссеров, но мне часто везет. Вот, например, я с удовольствием вспоминаю прекрасный опыт работы с режиссером фильма «Верный», который вообще считает, что «Мы на съемочной площадке, чтобы получать удовольствие». Во многом он идет от психофизики актера, от того, что для актера органично, может даже изменить текст во время съемок, предложить другую фразу, которая более естественна для того или иного актера. В результате, на съемочной площадке создается творческая комфортная атмосфера, в которой очень приятно работать.

 

Вообще, у меня часто возникает ощущение, что в моей жизни есть какая-то путеводная звезда. Вот, например.

Однажды я смотрел телевизор и подумал: «Интересно было бы сняться в сериале, они сейчас в тренде, большинство современных сериалов сняты на уровне прекрасных фильмов!» Прошло совсем немного времени, и в 6 вечера в пятницу раздался звонок из студии, в ходе которого мне предложили небольшую роль в сериале – без проб! Приступать надо было уже в понедельник.

Вот так я снялся в первом сезоне бельгийского сериала «Враг общества», который получил в Каннах премию за лучший франкоязычный сериал, был показан по всей Европе. Уже этим летом начнутся съемки второго сезона. Я играю там монаха – брата Дариуса, действие происходит в монастыре, хотя это триллер.

Потом я снялся в фильме, который так же уже попал в отборочный лист Каннского кинофестиваля, где я сыграл албанского бандита – тоже на французском языке, но с восточным акцентом. Хотя вначале я участвовал в пробах, чтобы играть бандита-серба… Через месяц мне звонят и говорят, что режиссер вас запомнил и пригласил в этот фильм на другую роль…

В Норвежском сериале была другая история. Там специально искали русскоязычного актера. Был интересный для меня подготовительный процесс: мы начали обсуждать роль еще в автобусе, где ехали вместе с режиссером и главным героем – в результате, когда приехали – уже был готов текст, персонаж, роль…

Нельзя не сказать о том, что процесс съемок – это процесс еще и очень интересного общения. Конечно, 80% времени ты просто ждешь – но съемочная группа – это, в первую очередь, творческие  люди – и пока все ждут – общаются, выстраивают свою роль, работают…

Еще один важный опыт для меня – озвучивание иностранных фильмов. Вот совсем недавно бельгийское телевидение сделало 20-минутный фильм о русском монастыре «Новый Иерусалим». И, в качестве подарка нашей Патриархии, решили озвучить этот фильм по-русски, пригласили для этого меня, чему я был несказанно рад. Фильм купил российский тв-канал «Спас», так что эта работа скоро появится на российском телевидении.

Мне очень нравится кино, но, с другой стороны, уходить туда с головой и пропадать на съемках месяцами мне бы не хотелось – я домашний камерный человек, одиночество так же важно для меня, как и творчество.

 

 

Патриотизм: «За 19 лет жизни за границей я никогда не чувствовал дискомфорт от того, что я русский».

Со временем чувства, которые я испытываю, посещая Смоленск, очень изменились. Когда приезжал сюда в первое время – это было нечто «В поисках утраченного времени». Меня охватывала ностальгия по ушедшей юности, я бродил по городу и вспоминал: «Вот здесь мы смеялись, балагурили, а здесь – было какое-то другое памятное для меня событие»…

Сейчас я бываю в родном городе, в среднем, два раза в год – с огромным удовольствием общаюсь с родителями, близкими людьми, своей семьей.

Я очень спокойно воспринимаю разницу в бытовых и материальных условиях: могу вполне комфортно чувствовать себя и у родителей в смоленской «хрущевке», и в моей брюссельской квартире, где 150 кв. м., если рядом близкие люди, интересные собеседники. Для меня очень важен человеческий контакт.

За 19 лет жизни за границей я никогда не чувствовал дискомфорт от того, что я русский. Наверное, в это трудно поверить, но, тем не менее, это так. Улавливая мой акцент, меня часто спрашивают, кто я по национальности, и когда говорю, что я русский, это воспринимается с большим интересом.

Как я уже рассказывал выше, мать моей жены знает русскую культуру и историю, пожалуй, лучше, чем я. Она историк по образованию, у нее огромная библиотека, и часто она рассказывает что-то о русской живописи, чего я, например, не знаю.

В ответ на разговоры о русофобии – я говорю: перестаньте путать политику и отношения людей!

Я считаю себя патриотом. Горжусь русской культурой и историей. Мой дед был офицером, прошел войну, и я этим горжусь!

Когда в Бельгии в прошлом году, 9-го мая мы попали на день рождения к одной нашей знакомой, в определенный момент я встал и сказал, что хочу выпить за великий праздник – День победы! Все присутствовавшие очень серьезно отнеслись к моим словам, тоже встали, а за столом были люди различных национальностей, однако, все они в тот момент проявили уважение к России!

Сильная сторона нашего детского театра – это русская культура, которая часто становится основой наших спектаклей. В сентябре мы принимали участие в фестивале в Шампани, который в этом году был посвящен России, точнее, ее участию в Первой мировой войне. В Шампани очень большое ухоженное кладбище русских солдат, русская церковь. И нас пригласили именно как носителей этой культуры. Было очень приятно.

Хотя, я понимаю, что время сейчас сложное, в обществе появляются нацистские настроения, как некие костыли от страха, но для того и существует культура, чтобы показывать людям иной путь преодоления разногласий и сложностей.

 

 

Евгений Макаров о себе:

У меня редко бывают внутренние конфликты.

Состояние одиночества мне приятно.

У меня только три близких друга, здесь важно не количество, а качество.

Я живу жизнью, которую люблю. Мне интересно вспоминать свое прошлое, я люблю Россию, с удовольствием живу в Бельгии, работаю часто по всей Европе.

У меня есть ощущение, что в жизни все идет правильно.

В творческом плане чаще всего я доволен тем, что делаю, и мне очень интересно то, что ждет меня дальше.

Музыку Евгения Макарова можно послушать здесь: http://evgenymakarov.altervista.org/