Одежда как поэзия, слово как оружие.

Интервью с дизайнером и поэтом из Санкт-Петербурга – Артемом Кулагиным. Текст: Елена Якушева. Фото: Александра Шлемина. Место: дизайн-бюро «Модные сезоны» (ТЦ «Зебра»).  Полный фотоотчет можно найти в нашей группе Вконтакте.

Название невероятной марки одежды «GREATCRISS», идеологом и директором которой является Артем Кулагин, - это старая английская идиома, обозначающая переломный момент или ключевую точку. Этот смысл вполне отражает личность самого Артема – вся его жизнь и деятельность – разрыв шаблонов. С одной стороны, он творец в широком смысле слова – поэт, идеолог одежного бренда, музыкант, сценарист… И при этом Артем весьма успешный менеджер, директор, организатор…

Поэт, который занимается менеджментом и коммерцией – это феномен или современный тренд? А, может, вообще это единственный способ выживания для творческого человека в современном мире? Одежда, созданная поэтом – искусство или комфортный фэшн?

Посмотрим-посмотрим, сказали мы и отправились на презентацию дизайнерской марки «GREATCRISS» в бюро «Модные сезоны», где Артем Кулагин лично ответил на все наши вопросы.

Из пресс-релиза марки одежды GREATCRISS:

Бренд основан в Санкт-Петербурге в 2008 году. В основе коллекций GREATCRISS  объединение уличной моды, интеллектуального дизайна и европейского деконструктивизма.

Функциональность, комфорт и почти вычурная простота, исключающая ощущение вторичности. Явное отрицание декора: намеренный аскетизм вместо насыщенности и излишества. Стремление укутывать, оберегать тело носителя. Базовая гамма цветов.

Отсутствие разделения по социально-половому признаку, все модели «unisex». Наличие двух условных размеров: big и small, с возможностью для носителя самому идентифицировать свои масштабы.

Единственное, что хотят сообщить нам модели GREATCRISS можно сформулировать в очевидное: вещи не должны играть более важную роль, чем мы сами.

Одежда GREATCRISS продается в Москве, Петербурге, Эстонии, Финляндии, Англии, а теперь и в Смоленске в бюро «Модные сезоны» (ТЦ «Зебра», 2 этаж).

— Артем, на первый взгляд, одежда GREATCRISS напомнила атмосферу японского аниме, черные модели из Yohji Yamamoto и, одновременно, некий защитный кокон, который скрывает внутри нечто дорогое и ранимое… Интересно, уютно, местами, даже забавно и невероятно современно!

— Да, действительно, в некоторых наших моделях есть что-то от Йоджи Ямамото, впрочем, как и атмосфера аниме, с аскетичностью, свойственной японскому стилю. Ведь на заре создания бренда я работал в японском ресторане, там было много модной молодежи, своя интересная атмосфера, этот стиль мне нравился. А Yohji Yamamoto – один из моих любимых дизайнеров, однако прямых «цитат» и заимствований у нас нет. Стиль нашей одежды, скорее европейский деконструктивизм.

Вообще, основной принцип создания моделей GREATCRISS – ты берешь привычное, но добавляешь такое, отчего падает челюсть! И при этом, одежда удобна, комфортна, прекрасно вписывается в городскую среду. Я сам ее ношу с удовольствием! Вот, например, сегодня, в сочетании с жилетом NIKE (помимо Yohji Yamamoto, это еще одна моя любимая марка) GREATCRISS смотрится отлично. Наши модели прекрасно сочетаются и комбинируются как между собой, так и с другими модными брендами. Если коротко, главное - практичность, удобство и выражение внутренней сущности человека, который это носит.

— Как вообще возникла идея создать новую марку одежды?

— Отправной точкой стали собственные разочарования. Мои походы в магазин за одеждой всегда заканчивались обманом, так мне, по крайней мере казалось. Я вроде покупал то, что мне нравится, но это никогда не попадало в цель на 100%. Вместе с тем всегда была потребность одеваться так, как я хочу, было понимание, что одежда должна соответствовать внутреннему миру человека… Стали появляться идеи…

— Вообще, наверное, десятки тысяч людей в России могут в тот или иной промежуток жизни придумывать одежду, однако, это так и остается на уровне идей, а тебе удалось воплотить это в жизнь, создать по-настоящему крутую марку, которая выпускает коллекции, побеждает в европейских конкурсах, продается и (самое важное!) ее носят люди!

— Знаете, меня восхищает личность английского художника и дизайнера Дэ́мьена Хёрста – это очень талантливый и очень обеспеченный человек. Я задумался о том, как это происходит: у Херста появляется некая идея, и куча людей готова в это вкладывать деньги, продумывать процесс производства и продвижения… Захотелось сделать что-то подобное – при этом было четкое понимание, что для воплощения идей необходим коллектив профессионалов. К счастью, я достаточно рано осознал, что только с помощью организованной коллективной деятельности можно совместить искусство, собственные творческие идеи с технологией, продвижением и продажами, в конечном итоге. И только так можно добиться результата и максимальной реализации. В этом проекте мне очень помогли дизайнеры, художники, технологи – у меня была идея, которую надо облечь в форму – и это получилось.

— Как происходит процесс создания моделей одежды? Чем ты лично занимаешься в этом процессе?

— Я, в первую очередь, идеолог марки «GREATCRISS» - у меня появляются какие-то идеи, они могут быть не совсем ясно оформлены, мы встречаемся с технологом, который со своей стороны призван облечь идеи в конкретную форму – швы, ткани, силуэты и т.п. Работаем вместе мы весьма часто – это сложный и почти постоянный процесс, очень многое отметается (гораздо больше, чем остается, но это нормально). Так же я занимаюсь продвижением марки, коммерческой ее частью – я же директор!

— Поэт – коммерсант – это феномен! Или оксюморон))) Как это возможно? Что здесь первично?

— Да-да, это действительно, очень странное сочетание (смеется). Однако, чем бы я ни занимался (дизайн, музыка, организаторская деятельность и др.) СЛОВО для меня всегда будет оставаться на первом месте. Слово – это мое оружие. У меня нет с собой пистолета или меча, все, что у меня есть – это слово. И его надо регулярно оттачивать, чтобы слово оставалось живым. Прежде всего, я поэт.

Но! Как сделать так, чтобы мои стихи услышали? Поэзия – это малодоступный вид творчества, сложный для восприятия, тем более в то время, когда люди привыкли к интернет-картинкам и тв-роликам.

Однажды я понял, что посредством коллективной работы поэзию можно сделать трендом, и стихи «услышат» тысячи, как нечто актуальное, модное! Вот бар, где 20 человек читают стихи… Потом «это» начинают показывать по TV, потом  «у этого» появляется награда - премия ТЭФИ… Так развивался арт-клуб «БОЛТ», который сегодня представляет собой достаточно массовое арт-течение в Санкт-Петербурге. Со временем, помимо поэтов, присоединились музыканты, художники, дизайнеры… А началось все это с маленькой аудитории в СПБГУ, где 10 «ненормальных» по два часа в неделю читали друг другу стихи…

— Ты еще и музыку начал писать?

— Музыку я пишу давно, пианисту могу напеть мотив, который мне пришел в голову… У меня была панк-группа, потом альтернативная рок-группа, пьесы… Мне вообще часто кажется, что я создаю интересный креативный продукт в разных сферах, но проблема в том, что его сложно воспринять неподготовленному человеку, его надо объяснять, это не «трали-вали».

Мне, например, нравятся мои стихи про Бога, а люди сидят и зевают, слушая их… Иногда хочется избавиться от собственной сложности – делать продукт проще.

Хотя бывает, что на выступлениях, удается порвать эту грань – ты чувствуешь, что тебя СЛУШАЮТ и СЛЫШАТ - и тогда можно лупить что хочешь в плане глубины… Но это лишь момент. Многое не удается реализовать…

— Артем, на самом деле, тебе очень многое удалось реализовать: сделать поэтический проект популярным – это же очень сложно! Вместе с тем это обнадеживает и говорит о том, что в обществе есть и глубокие потребности и тренды, помимо тех, которые лежат на поверхности… Ты ощущаешь способность писать стихи как дар?

— Дар — это, конечно, хорошо, но отдельная история заключается в том,  что к нему надо приложить много работы… Сейчас не то время, когда ты можешь прийти на студию или в издательство, и тебе скажут – да ты самородок, дружок, иди скорей сюда – мы будем тебя записывать и продавать твои диски, издавать твои книги!

Да, я знаю, что делаю качественный продукт, но без большого количества профессионалов, которые верят в меня – я вряд ли чего-то добился бы…

— Как ты находишь всех этих людей?

— У меня есть внутренние намерения, потребности, которые притягивают меня к тем людям, которые необходимы в том или ином проекте. Часто это бывает цепочка случайных, на первый взгляд, событий. Иногда даже это может показаться бредовой ерундой, в результате которой ты вдруг встречаешь именно того человека, который был необходим… Это притяжение как энергетический факт.

— Странно, что ты настолько общителен, поэты обычно – одиночки…

— Все не так просто. Я склонен к образу жизни, не всегда разделяемой большинством, мне необходимо одиночество, которое дает ощущение пустоты, бесконечности… Без этого невозможно было бы писать. Но, вместе с тем, мне необходимо двигаться, общаться, путешествовать, знакомиться. Есть и другие «противоречия».

Я ранимый, но могу «переть», как танк, в сложных ситуациях.

И вот еще пример. Я учился в физмат классе, но потом пошел на гуманитарный факультет – на социологию – некий компромисс между математикой и гуманитарной наукой, а также компромисс между личной психологией и общественной. Мне это многое дало в рамках понимания мира вообще и владения словом в частности. Человек с техническим образованием не будет столь тонко чувствовать моменты, связанные с бытием мира. Сейчас «на волне» так называемый «блинный» интеллект – когда человек знает очень много всего, но понемножку. Это не дает той глубины, которая необходима для создания чего-либо по-настоящему серьезного.

— Что тебя вдохновляет?

— Силы природы и процесс наблюдения за людьми. Я могу стоять 30 мин около станции метро в час пик, наблюдать за спешащими людьми, и мне это много дает, потому что у каждого внутри всегда есть то, что несет в себе идущий мимо человек… В такие моменты ты можешь раскрыть в себе много новых вещей, о которых даже не подозревал. А иногда достаточно просто посмотреть вверх и УВИДЕТЬ крыши зданий, мимо которых ты ездишь каждый день, но никогда не ВИДЕЛ их по-настоящему… В такие моменты ты не просто идешь мимо по своей тропе, а что-то ищешь внутри себя. Когда удается поймать ощущение момента – оно идет в твою копилку счастья.

Коротко

Что лучше продается сложная одежда или простая?

— Сложная у постоянных клиентов и простая, когда покупают впервые – человеку надо походить, поносит, почувствовать, чтобы прийти и купить что-то более концептуальное.

Любимый цвет?

— Черный – он очень лаконичный, завершенный, пустота вроде, но энергетика напряженная. И камуфляж мне нравится. Это отражено в наших коллекциях.

Любимый поэт?

— Александр Блок и Джим Моррисон.

Любимый город?

— Петербург для меня – центр мира. Посетив много разных стран – я не могу найти подобного города, где я бы мог настолько воплощаться в рамках социальной среды, собственного развития, Питер способствует раскрытию творческого потенциала любого человека, здесь много творческих людей, некая культурная среда, где можно реализовать собственные идеи.