Сапожник без понтовЪ. TREND 2/13 (март 2015)

TREND в гостях у лучшего сапожника России КОНСТАНТИНА КОСОВА.

Записала Елена Якушева .
Фотографии Александра Шлёмина.

Больше фото

«Для меня профессии сапожник и художник ничем не отличаются друг от друга. Любое дело можно делать талантливо, а можно кое-как. Лучше быть гениальным сапожником, чем дерьмовым художником».

Эти слова и далее по тексту – Константин Косов.

 

«...Мне было за 30, я уже неплохо зарабатывал на станции техобслуживания, а купить нормального себе не мог ничего. Девяностый год, развал Союза, дефицит всего. Так называемые спекулянты привозили все «самое ходовое», а у меня нестандартный размер – очень большая нога. Делать руками я что-то уже мог. Вспомнилось, как в школе нас водили на обувную фабрику... Пошел по сапожникам, обувным мастерским, выпрашивал кожу... На обувной фабрике на бутылку водки выменял клея, подобрал валяющиеся колодки. Это был разваливающийся «совок» и все что с этим связано – бардак на предприятиях, тогда все «искали себя»...
Первые свои мокасины «слепил» за ночь. Они были кривенькие, потому что я вначале один сделал до конца, а потом другой. По технологии обувь делается только парами: две стельки, потом два ремешка и т.д., иначе гармонии не получится...
С учетом всех прошлых ошибок, уже на следующих выходных я сделал две пары. Одну оставил себе, одну отдал продать на вещевой рынок. Тогда все гонялись за всем – у людей было страстное желание покупать «несоветское». Моя обувь продавалась отлично. Так и пошло...
Я наработал огромный опыт, стал разбираться в материалах, в технологии... Но пока был дефицит – я делал, в общем-то, стандартные вещи, качественный ширпотреб».

«В определенный момент я понял, что в Смоленске достиг потолка. Хотелось двигаться дальше. Остановиться на месте – это как назад пойти. А тут еще грянул кризис 98-го, и я почувствовал, что мне уже «недостаточно хорошо». Помог случай. В Москве на «Горбушке» мои сапоги вызвали интерес первых тогда байкеров. И это был, не больше не меньше, лидер известного ныне байкерского движения «Ночные волки» – Хирург со товарищи.
Ко мне приехали байкеры, я раззнакомился, начал шить для них. Позже уехал в Москву, где первая мастерская у меня была в строящемся байк-центре «Ночных волков». Там своя философия и стиль жизни, свое отношение к аксессуарам, обуви. Это был первый в стране байк-центр, они делали первые байк-шоу. Причем, у них был свой сапожник, состоящий в клубе. Я не собирался составлять ему конкуренцию – просто шил по-своему.
Мое ноу-хау – использование автомобильной покрышки для подошвы грубых байкерских сапог – даже подошву сажал на винты – это «вечные» сапоги, очень грубые, брутальные, с прямоугольными мысами. Причем эту модель придумал один из байкеров, который хотел такие сапоги. А я разработал технологию и стал их шить. Моими основными моделями были тогда «казаки» и «чопперы»...
Почему я не стал членом клуба? Я не хочу состоять в клубе, где я не президент! Но ребят и, особенно, Хирурга я очень уважаю. И по сей день у меня там много друзей».


«Сейчас много «грязи» льется на байк-клуб «Ночные волки». Хотелось бы об этом сказать особо. Подчеркиваю, я говорю о людях, которых знаю лично, не понаслышке.
Ребят обвиняют в заискивании перед президентом, однако поставь перед президентом любого, кто это говорит – и он начнет лебезить так, как и не снилось...
Хирург – человек с невероятной харизмой, это состоявшийся сильный человек, громадина. «Ночные волки» были первыми настоящими байкерами в стране. Именно в недрах этого клуба родились первые байк-шоу, вся идеология... И сейчас они «прикрывают» своими спинами всех байкеров России.
Это очень достойные люди. В ответ на все нападки они просто молчат. По этому поводу могу только одну притчу рассказать:
Собака подошла к Волку и говорит: «Давай драться, вызываю тебя на бой!» Волк посмотрел на нее равнодушно и промолчал. Собака не отстает, снова и снова лает на Волка: «Если ты не будешь со мной драться, я расскажу всем собакам, что ты меня боишься!» В конце концов Волк отвечает: «Пусть лучше меня осудят собаки за то, что я боюсь драться с вами, чем будут презирать волки за то, что я дерусь с собаками.»


«...Так постепенно я стал известен в Москве. Ко мне стали обращаться ведущие, актеры, певцы, одним словом, все те, кто мог оценить эксклюзивную обувь и мог за нее заплатить.
Самые запомнившиеся заказчики – это, пожалуй, актеры театра «Ленком». Однажды для генеральной репетиции я сшил Александру Абдулову уникальные сапоги за 18 часов. Это была сложная и отличная работа. Когда сапоги принес – на меня сбежался смотреть весь «Ленком», Марк Захаров лично поблагодарил меня. Такое не забывается...»
«Конечно, в моем деле очень важно вдохновение. Если работаешь в нормальном ритме – это с 9 утра до 11-ти вечера с перерывами на поесть-перекур – в неделю сделаешь 5 пар. Это, что называется, нормально вкалывать. А вот бывает такое, что к одной паре не можешь приступить и неделю, и две... К сложному заказу порой не можешь и месяц приступить, а потом вдруг делаешь за 3 дня!»


«Все заказы и заказчики очень разные. Бывают, конечно, и те, которые невозможно забыть. Пришли как-то ко мне люди из шоу-бизнеса, в общем-то, это было известное в Москве мужское стриптиз-шоу.
Они хотели, чтобы я сшил высокие ботинки со шнуровкой, массой наворотов на толстенной подошве. Им нравилась моя подошва. По их замыслу, все должно было выглядеть очень эпатажно, брутально. Одним словом, не ботинки, а целое шоу. Я вначале не согласился – сказал – я подумаю. Лег спать в думах – как же это сделать? Проснулся часа через 3. Спать больше не мог. Встал, раскроил все, и где-то к обеду ботинки были готовы. Позвонил ребятам-заказчикам, говорю – приезжайте. Ботинки были еще сырые – я их только покрасил.
Когда они приехали – я выкатил им эти шоу-сапоги. Они были в восторге, конечно!»


«От Москвы, конечно, устаешь. Это свой, особый ритм. Вот, приехал на зиму в Смоленск – сменить ритм, отдохнуть от шума. А здесь сразу же начал скучать по Москве!
Неприятно удивило и отношение смолян к Москве: почему все ненавидят столицу? Такое ощущение, что в провинции отъезд в Москву равносилен предательству родины! А может, это элементарная зависть? Понятно, что для меня «твоить» в Москве комфортнее: любой эксклюзив там продается лучше. Хотя и в Смоле у меня есть заказчики. Хотелось бы, чтобы еще и ученики появились...»


«Какой у меня стиль жизни? Боюсь, это звучит нецензурно! Но в общем - пофигизм, независимость. Мне все равно, что говорят за спиной, ведь когда я оборачиваюсь – все молчат. Каким бы вы меня не видели – я не всегда такой, что бы про меня не говорили – это не 100%-ая правда!»


«Почему именно я лучший сапожник России? Да потому, что так считают люди, которых уважает вся страна: лучший тату-мастер России, лучший каскадер России, лучший актер России, первый байкер России считают меня лучшим сапожником России! У меня есть различные дипломы с выставок и т.п., но это для меня менее важно, чем оценка вот таких людей.
Конкурса «Лучший сапожник России» не проводилось, но я готов сразиться с кем угодно!»


«Кожа — уникальный материал. Рынок сейчас завален недорогой китайской обувью. И даже качественная обувь часто делается из искусственных материалов. Что это значит для наших ног? То же, если вы засунете ногу в целлофановый пакет и будете так ходить целый день – это и не экологично и вредно. К тому же, как правило, речь не идет о поддержке стопы и т.д. Кожаная подошва в серийном производстве – большая редкость. Кожа позволяет «дышать» ногам, со временем принимая форму вашей стопы. Хотя на первый взгляд такая обувь может показаться жесткой, но она очень правильная с точки зрения физиологии.
Вообще, самая экологичная обувь – сапоги. Нога защищена, голеностопный сустав фиксирован, при этом есть циркуляция воздуха внутри... Обувь, сделанная вручную (по крайней мере, моя), очень долговечна!»


«Я работаю с кожей уже четверть века – 25 лет. В общем-то, чтобы определить качество того или иного образца, мне надо не просто посмотреть на него. Надо еще подержать в руках, погладить, помять и даже понюхать. Если запах резкий и неприятный – нарушена технология. Реактивы для выделки кожи пахнут очень неприятно, но в процессе последующей обработки запах уходит.
Вообще, кожа – «живой» материал, его надо чувствовать. Очень мало специалистов, которые умеют с кожей правильно работать...»


«Мое ремесло до такой степени элементарно, что это даже трудно себе представить! Весь процесс, может, и сложен на первый взгляд, но любая операция предельно проста. Главную роль в обувном деле по-прежнему играют не технологии, а мастерство исполнителя.
Самую простую профессию обувщика-ремонтника получить несложно, но настоящими мастерами становятся единицы. Люди сейчас не хотят работать руками – я не против обучать...»


Заказать обувь или связаться с Константином Косовым можно по этому адресу: vk.com/id184889480.