«Арт-Бдения» или «Глухая провинция» на филармонической сцене эпохи перемен

Текст - Влад Макаров для конкурса "Моя филармония".

Мои дни присутствия  в смоленской филармонии были насыщены экзотикой. То были  Лихие 90-е... Лет десять до того и мечтать никто не мог, что во столь помпезном и величественном  здании бывшего дворянского собрания, а в советские времена месте возвышенно-официозном, вдруг объявятся люди неформальные, нестандартные, да и вообще отъявленные хулиганы. Наступали новые времена перемен, кои требовались немедленно из всех источников коммуникаций. И мы пришли, неформалы и художественные подпольщики в филармонию, почта и телеграф были уже нашими. Мы назвали это Арт-бдением, ибо бдели давно и с рвением. Международный фестиваль современного искусства впервые на земле смоленской. 

 

Прибыл мощный десант из столиц и дальнего и ближнего зарубежья. Как-то: музыканты-авангардисты, поэты мета-реалисты и постмодернисты, художники нонконформисты и прочий люд, требующий перемен. Не требуется упоминать имена, чуть позднее многие стали известнейшими гениями художественной жизни. Тогда это была стихийная масса, волной опрокидывавшая заплесневелую официозную художественную практику. Концертный зал наполнился неслыханными звуками и кассандровскими предостережениями, шаманскими заклинаниями и революционными манифестами. Казалось, город  завоевали инопланетяне. Мне довелось курировать музыкальную составляющую фестиваля. 

Макаров и виолончель

 

Должен сказать теперь уже, главным выводом того события было, что мы не хуже европ, а вот иностранные гости не проявили должного почтения к аборигенам, хотя были страшно удивлены приемом в таком величественном здании города, пусть и не столицы. Не думаю, что им, маргиналам в Европах, предоставляли столь почтенные места для авангардирования с опасностью для здоровья публики и музыкальных инструментов. Гости с размахом оторвались на сцене перед ошеломлённой публикой.

Джаз-Локомотив не остановить!

 

Наша поэтическая команда также продемонстрировала все виды художественного акционизма, включая демонстрацию обнаженной женской груди.  Содержанием многих высказываний был классический дыр-бул-щыл!  Немецкий пианист так сильно колотил по клавишам, которых касалась рука гениального Рихтера, что администрация была в ужасе от происходящего. Мне приходилось долго объяснять, что уважаемый гость на самом деле милейший человек и скромный учитель музыки в немецком городе Гамбурге.  Конечно, он играл не Моцарта, а скорее анти-Моцарта при этом громко топтал пластиковые стаканчики  возле рояля и разрывал газеты тут же. Его партнёр бил в гонг и извергал странные звуки на австралийском диджериду, нашёл чем нас тут удивить)))

Серьезные люди, включая экспертов и критиков, также имели слово. Николай Дмитриев – московский куратор фестиваля

 

Я, в свою очередь, также показал присутствующим, «что нам всякие шнитке» на виолончели ! Шведская команда радикального джаза, с которой я играл, была в полном восторге от происходящего и говорила, что Смоленск стал центром передового искусства, на что я умолчал, зная настоящее состояние нашей культурной жизни. Мероприятие было практически уникально-единственным, хотя казалось, наступали новые времена. А вот другой иностранный гость из далёкой Швейцарии вдруг накинулся на меня в апартаментах музыкальной гостиной с требованием неслыханного гонорара…

Ганс Шутлер он и в Смоленске Ганс…

 

Как я понял позже, виной инцидента послужила русская водка, предоставленная гостеприимной стороной организаторов. Стол угощений тогда ломился для участников художественной акции, и не все справлялись с этикетом. Коридоры и комнаты филармонии наполнились блуждающими экзотическими персонажами с неясными намерениями.

Еврогости обсуждают Арт-бдения. Маркус Айхенбергер и Эрхард Хирт.

 

Мне приходилось с переменным успехом следить за порядком почтенной публики в эти незабываемые дни величайшего художественного события. Дни пролетели сомнабулически не только для участников и гостей, но и для остальной части города, так как она не совсем заметила происходившего в городской филармонии события и нашего вклада в развитие актуального искусства нового времени.

Шведская группа «Локомотив Конкрет» и Влад Макаров на сцене филармонии

 

Чуть позднее мы провели небольшую, уже скромную акцию в гостиной филармонии под названием «Глухая провинция», намекая на  прошедший годом раньше фестиваль Нового искусства «Арт-бдения»...

Постфактум. Проект Глухая провинция» год 1993. Смоленская филармония.