Прогулки по Смоленску: Соборный холм

B каждом городе есть места, обладающие особой притягательной силой. В Смоленске, несомненно, к таким местам относится Соборный холм. Здесь духовный центр города, его сердце. Здесь находится целый ряд интересных в историческом и архитектурном планах построек и главная православная святыня Смоленска – Успенский собор, от которого холм и получил своё название.

 

Рубрику ведёт: Николай Михайлович Сквабченков, член Союза краеведов России
Фото: Александра Шлёмина

Соборный холм сама природа сделала неприступным – с трёх сторон он защищён глубокими оврагами (овраг с южной стороны был засыпан в середине XIX века), а с северной стороны – рекой Днепр. Возможно, именно на этом холме был основан Смоленск, хотя на этот вопрос нет до сих пор точного ответа.

   В XI веке Соборный холм был превращён в детинец – укреплённую часть Смоленска. По его периметру возвели искусственные укрепления – вал и частокол, внутри которых находилась резиденция смоленских князей. Весной 1101 года удельный князь Владимир Мономах заложил на детинце первое каменное здание города – Успенский собор. Смоленский историк Н.А. Мурзакевич сообщает об том событии так: «Князь Владимир, имея всегдашнее пребывание в Смоленске, мая 3-го в 1-м часу пополудни заложил каменную Соборную церковь во имя Успения Богородицы».

Строительство собора, заложенного знаменитым князем (впоследствии храм чаще называли Мономаховым) вели мастера, прибывшие из Киева, Чернигова и Переяславля. По мнению многих исследователей, своим размерам и красоте храм не уступал новгородскому Софийскому собору. Торжественное освяще-ние состоялось в присутствии Владимира Мономаха в 1103 году. В дар Успенскому собору князь преподнёс свою семейную реликвию – чудотворную икону Божией Матери «Одигитрию», о которой мы поговорим позже. Этот акт имел огромное политическое значение, превращая Смоленск в «стольный град» княжества. Впоследствии Успенский собор был перестроен и заново освящён в 1136 году основателем династии смоленских князей, внуком Владимира Мономаха, князем Ростиславом Мстиславичем. В этом же году в Смоленске была учреждена самостоятельная епархия. Ростислав, названный современниками Набожным, передал во владение церкви весь Соборный холм, а княжескую резиденцию перенёс на Смядынь.

   О дальнейшей судьбе Мономахова собора известно мало. Под его сводами были погребены несколько смоленских князей и епископов. Он упоминается в «Смоленской торговой правде» в 1229 году как место нахождения эталона веса. Согласно преданию, в соборе благодарные смоляне похоронили защитника города от монголо-татар Меркурия Смоленского. В 1514 году, после взятия города у литовцев, московский князь Василий III слушал здесь обедню. Разрушен же был Успенский Мономахов собор в последний день 20-месячной осады Смоленска польской армией Сигизмунда III. 3 июня 1611 года враг ворвался в город в трёх местах, бои завязались на его улицах. Оставшиеся к этому времени смоляне укрылись внутри собора. В разгар сражения раздался страшный взрыв. Захватчики-поляки были ошеломлены представшей перед ними картиной разрушенного храма, под развалинами которого нашли свою смерть горожане.

Причины того страшного взрыва неясны до сих пор. Согласно патриотической легенде, смоляне, не желая быть покорёнными неприятелем, сами подожгли полторы тысячи бочонков пороха, хранившихся в подвале собора. Закрепил эту легенду в своих трудах известный русский историк Н.М. Карамзин: «Ляхи, везде одолевая, стремились к главному храму Богоматери, где заперлись многие из горожан и купцов с их семействами, богатством и пороховою казною. Уже не было спасения – россияне зажгли порох и взлетели на воздух с детьми, имением и славою». Карамзин называет имя того, кто поджёг порох – мещанина Белавина, любимца героя обороны Смоленска воеводы М.Б. Шеина. А первый смоленский историк Н.А. Мурзакевич пишет о поджоге порохового склада под собором изменником Андреем Дедешиным. Но все позднейшие исследования показали, что под собором не было никаких пороховых погребов. Они находились рядом, на западном склоне холма. Возможно, порох хранился в подвале дома владыки, расположенного рядом. Скорее всего, пороховые запасы приказал уничтожить воевода М.Б. Шеин, чтобы они не достались врагу. А может быть, огонь сам добрался до них, и тогда прогремел страшный взрыв, и своды собора рухнули от взрывной волны. Об этом свидетельствует в своих «Записках» поляк гетман Жолкевский: «Огонь достигнул до запасов пороха (коего было достаточно на несколько лет), который произвёл чрезвычайное действие: взорвана была половина огромной церкви… с собравшимися в ней людьми, которые неизвестно даже куда девались, – разбросанные остатки как бы с дымом улетели». В любом случае, более всего прижилась патриотическая версия.

   В 1611 году Смоленск попал под власть Речи Посполитой на несколько десятилетий. Король Сигизмунд III приказал построить на развалинах православного Успенского собора католический костёл. Выстроенный костёл был небольшим. После возвращения города в состав России в 1654 году костёл был сразу же разобрали как несоответствующий «ни чувствам православного народа, ни величию событий, здесь свершившихся». На его месте построили новый Успенский собор. Но, обо всём по-порядку.

   В 1611 году на Соборном холме были разрушены княжеский терем и домовая церковь, построенные в XII веке. Двухэтажный (первый этаж – каменный, второй – деревянный) княжеский терем находился на восточном краю холма. Его остатки ныне скрыты под смотровой площадкой. Остатки домовой княжеской церкви сохраняются под слоем земли в 40–45 метрах к югу от нынешнего Успенского собора.

   Теперь осмотрим те постройки, что составляют нынешний ансамбль Соборно-го холма.

Подняться на холм можно по парадной лестнице, ведущей от улицы Большая Советская. Её нижняя белокаменная часть построена в начале XX века, а верхняя гранитная возводилась одновременно с гульбищем в 70-е годы XVIII века. Но, учитывая крутизну лестницы, посетители предпочитают подниматься по одной из древнейших городских улиц Смоленска – Соборная гора, которая до наших дней сохраняет своё прежнее название. Мы поступим также.

   Улица Соборная гора, неприметная в наше время, раньше играла важную роль. Она была дорогой от переправы через Днепр на вершину холма, а в XVII веке стала частью магистрали, связывающей Днепровские и Молоховские ворота крепостной стены (в то время не существовало нижнего отрезка современной улицы Большая Советская). Ранее улица была довольно плотно застроена. Но из прежней застройки до наших дней сохранились только два здания – Благовещенская церковь и Гостиные палаты. Сделаем остановку у этих построек.

   Благовещенская церковь возведена в 1773–1774 годах в стиле барокко на средства купца Фёдора Щедрина (об этом купце нам предстоит поговорить в одной из будущих прогулок по городу) и на пожертвования одного из представителей смоленского дворянского рода Лесли. Изначально постройка имела объёмно-пространственную композицию: четверик храма, трапезную и колокольню. В годы Великой Отечественной войны церковь была сильно повреждена, а в 1952 году разобраны колокольня, трапезная и апсида храма. Последняя восстановлена при реставрации в 1980 году. В церкви было три престола: главный, холодный, во имя Благовещения Божией Матери, придельные, тёплые, во имя Архангела Михаила и святой Великомученицы Варвары. Среди приходских церквей Благовещенская была одной из самых маленьких. Это и понятно, ведь рядом несколько храмов и Успенский собор. В 1929 году её закрыли и передали под склад Управления связи. В настоящее время здание церкви передано епархии.

   Гостиные палаты (корпус архиерейских служб) построены в 1780-е годы и представляют собой двухэтажное здание с высоким цокольным этажом. Здесь останавливались приезжавшие по делам в Смоленскую епархию. В советское время в здании палат находились квартиры горожан.

   Теперь отправимся на южную площадку Соборного холма, пройдя при этом под сводами надвратного Богоявленского собора. На его месте ранее находился деревянный храм, построенный в 1708–1712 годах над въездными воротами архиерейского двора и считавшийся кафедральным до окончания строительства Успенского собора. В 1781 году деревянный Богоявленский собор разобрали. Но поскольку недавно построенный Успенский собор не отапливался из-за величины здания (его отапливать стали только в конце XIX века), решили возвести новый Богоявленский, но уже каменный, который был тёплым, службы в нём проводили зимой. Его строили по проекту губернского архитектора М. Слепнёва, как говорится, всем миром. Основные средства выделила епархия, часть собрали жители города, а 4500 рублей пожаловала императрица Екатерина II, посетившая Смоленск по пути из Санкт-Петербурга в Крым (Тавриду) в 1787 году. На её деньги собор достроили и в этом же году освятили.

Богоявленскому собору была «дана богатая внутренняя обстановка». Стены оштукатурили под мрамор, на них поместили изображения 12 апостолов во весь рост. Вся утварь и сосуды «были из благородных металлов и украшены драгоценными каменьями». А основным украшением являлись царские врата весом 3 пуда 10 фунтов (пуд равен 16,3 кг, фунт – 409,5 г), отлитые из чистого серебра. Но во время Отечественной войны 1812 года французы сняли с петель царские врата, одну их половину разбили на куски, а другую похитили. Похищена была и почитаемая икона Божией Матери «Тихвинская» в серебряном окладе стоимостью 300 рублей серебром. К счастью, многое из ценностей Богоявленского собора тогда уцелело благодаря ключарю Соколову. Он успел спрятать утварь и многие иконы в «тайнике Успенского собора», а сам же уехал из города сопровождать увозимую икону «Одигитрию». Его обязанности исполнял ключарь Щировский, которого французы долго пытали, требуя показать тайник. Щировский тайник не выдал, а вскоре скончался от истязаний. Вызывает восхищение мужество людей, жертвовавших собой ради Родины и веры. Как говорится, «были люди в наше время».

   Несмотря на серьёзный урон, Богоявленский собор уже к 1814 году был восстановлен. Вскоре поставили новые царские врата из серебра. В 1840 году вместо прежней стеклянной галереи собор обнесли чугунной решёткой. В XIX веке в храме были помещены особо почитаемые иконы Божией Матери: «Фёдоровская» и «Цесарская». Первую украшали серебро и жемчуг, оклад второй по углам был вышит золотыми ангелами. Обе иконы привлекали огромное количество паломников.

   Как и другие храмы, Богоявленский собор был закрыт в советское время. С 1930 года в нем размещался антирелигиозный музей (создан в 1929 году и изначально работал в Молоховской башне крепости). В музее были устроены 12 экспозиций, в том числе «Марксизм-ленинизм и религия», «Контрреволюционная роль религии в деле социалистического строительства». Экспонатами являлись раки с мощами святых, железные вериги (оковы) для «умерщвления плоти» монахами, портреты революционеров. В 1941 году в соборе возобновили богослужения, а после освобождения Смоленска от фашистских захватчиков его ненадолго закрыли для ремонта. Тогда же разрушенный каменный барабан временно заменили на деревянный. Но временное, как всегда, оказалось постоянным.С 1946 года собор снова стал действующим.

   Богоявленский собор двухъярусной переходной галереей связан с архиерейскими палатами – двухэтажным зданием в стиле барокко над западным склоном холма. Его строительство велось в 1740–1776 годах. Имя архитектора неизвестно. Внутри была пышная отделка, особенно в залах второго этажа: паркетные полы с рисунком, печи, украшенные разноцветными изразцами. В 1812 году в архиерейских палатах квартировал французский маршал Мюрат. При отступлении французы подвергли их разорению. К 1860 году палаты восстановили. Тогда же здесь устроили домовую церковь в честь Двенадцати апостолов. В советское время в здании располагались различные общественные организации и выставка «Русский быт», ныне работает Смоленское епархиальное управление.

   Площадь перед зданием архиерейских палат ещё в прошлые столетия получила название архиерейского двора. Осмотрим здания, окружающие нас здесь.

   Южную часть двора занимают два двухэтажных корпуса, стоящих вплотную под углом друг к другу. Они построены в 80-х годах XVIII века одновременно с кирпичной оградой, проходившей от Богоявленского собора вокруг архиерейского двора (до наших дней сохранились только её остатки). В одном из корпусов до революции была хлебная и жил эконом, в другом находились кельи и певческая. С советского и до недавнего времени в обоих корпусах были квартиры горожан. Ныне здания переданы епархии.

   Восточную часть архиерейского двора занимает здание бывшей епископской библиотеки (80-е годы XVIII века). Некогда оно было составной частью старого архиерейского дома, сгоревшего в 1907 году, а ныне примыкает к деревянному дому для клира, построенному вскоре после пожара и недавно отреставрированному. Сейчас здесь располагается Православный детский дом.

   Старый архиерейский дом крытым переходом раньше был соединён с крыльцом одной из самых старых сохранившихся построек Соборного холма – церковью Иоанна Предтечи. Она построена в 1699-1703 годах как домовая для смоленских митрополитов. В подклете храма некоторое время находилась «духовная караульня» – архиерейская тюрьма. Здесь в двух «молчальных палатах» в посте и молитве содержали провинившихся священнослужителей и лиц, совершивших преступления против Церкви. В 1787 году в храме на обедне присутствовала Екатерина II. В 1812 году церковь Иоанна Предтечи почти не пострадала. «Смоленские епархиальные ведомости» сообщали: «… домовая церковь… в целости, иконостас цел. Только местный образ Нерукотворного Спаса взят французами, также престол и жертвенник разрушены и их не находится вовсе». В конце XIX века церковь числилась как бесприходная. В это время в её алтаре хранились древности, собранные Церковно-археологическим комитетом. В 1922 году храм закрыли. В 1930 году в подклете устроили специальную экспозицию антирелигиозного музея, где можно было увидеть всевозможные орудия наказаний: скамейку со стёсанной на острие верхней доской, на которую сажали человека, привязав к ногам железные гири («кобыла»), массивную берёзовую колоду с железной цепью и браслетом на шею («лисица») и другое. Затем в храме размещался музей социалистического строительства, а в послевоенное время – отдел природы и фонды Смоленского музея-заповедника. В 1996 году церковь возвратили верующим и уже через три года в ней стали проводить богослужения. В трапезной части храма сохранилась единственная в городе печь, украшенная расписными изразцами второй половины XVIII века.

   Рядом с церковью Иоанна Предтечи находится старый корпус консистории (80-е годы XVIII века). На первом этаже раньше размещались ризница и казначейство, на втором – консистория. Здесь следует объяснить, что консистория – это особая коллегия при архиереях, существовавшая с середины XVIII века и до 1917 года в каждой епархии. Членов консистории назначал Священный Синод по представлению епархиального владыки. Консистория хранила заполненные метрические книги, ведала хозяйством архиерейского дома, церквей и монастырей, наводила справки о желающих принять постриг в монашество или стать священником, обладала рядом других полномочий. В советское время в старом корпусе консистории размещались фонды и библиотека музея-заповедника. Ныне в здании работают Смоленское межъепархиальное православное духовное училище и епархиальная библиотека.

   Старый корпус консистории небольшой пристройкой соединён с бывшим каретным сараем – одноэтажным зданием конца XIX века, в котором ныне работает православный магазин. Стоит задержаться в уютном ухоженном дворике между церковью Иоанна Предтечи, старым корпусом консистории и бывшим каретным сараем, где в тёплое время года буйство цветов. А с площадки рядом с церковью Иоанна Предтечи открывается великолепный вид на восточную часть старого Смоленска.

   Позади старого корпуса консистории находится Г-образный в плане её новый  корпус, построенный во второй трети XIX века и с 1923 по 2013 годы занимаемый Государственным архивом Смоленской области. Ныне здание передано епархии. А мы направимся на смотровую площадку. Именно здесь под слоем земли скрыты остатки древнего княжеского терема. Полюбовавшись видами города, идём ко входу в Успенский собор. Но перед тем, как о нём поговорить и войти внутрь, осмотрим колокольню.

Колокольня собора построена в 1766–1772 годах на нижнем ярусе прежней колокольни 60-х годов XVII века. К восточной стене колокольни примыкает пристройка для часов, изготовленных в 1791 году мастером, а впоследствии соборным ключарём Василием Соколовым. Первые колокола для колокольни были отлиты, по всей видимости, в конце XVIII века на пожертвованные императрицей Екатериной II средства и на «доброхотные подаяния». Н.А. Мур-закевич в «Истории губернского города Смоленска» пишет о размерах колоколов: «…один в 1000 пудов, другой в 450, третий в 65 и пять поменьших». По нормативам того времени в составе отливаемого колокола полагалось 8% серебра, т.е. в самом большом колоколе его было 1,2 тонны (!). Смоленский историк С.П. Писарев дополняет утверждение Н.А. Мурзакевича и упоминает ещё старинный колокол на соборной колокольне, попавший сюда из разрушенного во время войны с Речью Посполитой в XVII веке Спасского монастыря на западной окраине Смоленска. В документах конца XIX века сообщается о 14 колоколах и указывается имя мастера – тверского купца Фёдора Богданова, отлившего самый большой колокол.

   В советское время одновременно с закрытием храмов и монастырей изымались колокола. В начале 1930 года большую их часть с городских колоколен сняли и отправили на переплавку, лишь некоторые передали музею. Закончился определенный этап жизни города, о котором смоленский краевед Б.Н. Перлин вспоминал: «Бу-ум, бу-ум, бу-ум… Я просыпаюсь в своей детской кроватке от этого ласкового звука. Я уже знаю, что большой колокол Успенского собора звонит к заутрене и взрослые собираются на работу… Мы привыкли к этому звону, как привыкаешь ко всему доброму и в то же время величественному». Из перечисленных выше колоколов до нашего времени на соборной колокольне сохранился только упомянутый С.П. Писаревым колокол XVII века весом 31 пуд 30 фунтов.

   Теперь приступим к истории Успенского собора. Его заложили в августе 1677 года под руководством московского каменных дел подмастерья Алексея Королькова на месте древнего Мономахова, перед этим разобрав его остатки. При разборе «выбрано было 15000 целого кирпича, 20 саженей бутового камня и куча щебня длиною 12 саженей, вверх – 4 и в ширину – 6 саженей» (сажень равна 2,13 м). Этот материал использовали при строительстве нового собора. Кроме этого, царь Алексей Михайлович издал указ о выделении 2 тысяч рублей и 700 тысяч кирпичей. Вскоре смоленский архиепископ Симеон обратился к новому царю Фёдору Алексеевичу с просьбой увеличить количество денег и материалов. Царь согласился не сразу, но в итоге просьбу удовлетворил. Этому, вероятно, поспособствовала царица Агафья Грушецкая, бывшая дочерью смоленского шляхтича. Царь приказал также собрать 150 печников для работ по строительству собора ввиду нехватки каменщиков в Смоленске. Архиепископ Симеон за старания был награждён каретой и шестёркой лошадей и возведён в сан митрополита. Но здесь произошло событие, остановившее строительство на долгие годы. По всей видимости, Алексей Корольков допустил просчёты, в результате которых в 1679 году, когда высота стен достигла уже 25 метров, восточная (алтарная) стена отделилась от фундамента. Говоря современным языком, стройку заморозили и возобновили лишь в 1712 году. Окончательно собор достроил в 1732 –1740 годах, как считают, архитектор Антон Шедель. Семиглавый собор был освящён в 1740 году. Но через десять лет на сводах появились трещины, а 1760-е годы обрушились западные главы храма. Из-за этого в 1765 году остальные главы, а также своды и стены до верхних окон разобрали. Через год их восстановили под руководством «вольного мурмейстера Киннеля», но неудачно. С 1767 по 1772 год собор перестраивался ещё раз. На эти цели императрица Екатерина II выделила 12 тысяч рублей «из доходов государственной коллегии экономии», а епископ Парфений (Сопковский) собрал 45 тысяч рублей пожертвований среди верующих. Тверской архитектор Пётр Обухов заменил семиглавие на пятиглавие, при этом барабан центрального купола сделал более лёгким – деревянным. В сентябре 1772 года состоялось второе освящение собора. Пётр Обухов построил также ограду вокруг собора и лестницу с гульбищем. С тех пор Успенский собор не претерпел серьёзных изменений.

   Высота собора от основания до креста над центральной главкой – 69,7м, ширина – 42,6 м, длина – 52 м. Западный фасад увенчан трёхчастным аттиком с росписями (помещены изображения святых Меркурия и Авраамия Смоленских и Успения Божией Матери). Собор построен в стиле барокко, хотя многие его архитектурные детали довольно крупны. Они подавляют вблизи своей величиной, впрочем, как и сама постройка. Собор гармонично и торжественно воспринимается издалека, доминируя над старой частью Смоленска.

   Успенский собор не всегда был действующим. Его закрыли в августе 1933 года. Вскоре в его помещении разместили экспозицию антирелигиозного музея, которая находилась здесь до начала Великой Отечественной войны. В августе 1941 года в Успенском соборе немецким военным священником для солдат и офицеров вермахта было проведено богослужение. С этого времени возобновились службы и для местного населения. При отступлении в 1943 году фашисты заминировали храм, но взорвать его не успели.

   Обратим внимание на памятную доску, установленную на западном фасаде здания в 1911 году в честь героической обороны Смоленска от поляков.

 

Площадь внутреннего пространства собора – более двух тысяч квадратных метров. Четыре мощных столба несут своды и делят храм на три продольных нефа, соответственно, в нём три престола. Главный престол освящён во имя Успения Пресвятой Богородицы, правый (южный) – во имя иконы Смоленской Божией Матери «Одигитрии» (до 1865 года – во имя Сретения Господня), левый (северный) – никогда не был освящён. Среди причин часто называют несчастный случай со смертельным исходом, имевший место здесь при строительстве собора. Мы же первым делом познакомимся с главной святыней храма – Смоленской иконой Божией Матери «Одигитрией», находящейся на возвышении у юго-западного столба.

  По преданию, икона была написана святым евангелистом Лукой и хранилась сперва в Иерусалиме, а затем в Константинополе. В 1046 году византийский император Константин IX Мономах выдал свою дочь Анну замуж за черниговского князя Всеволода Ярославича – сына Ярослава Мудрого. Анна отправилась в далекую северную страну, где ей суждено было стать родоначальницей славного рода русских князей Мономашичей. Константин IX, отправляя в путь свою дочь, благословил её иконой Божией Матери, которая до того хранилась во Влахернском храме в Константинополе. С тех пор икона эта и стала именоваться «Одигитрией», что в переводе с греческого означает «Путеводительница». Супруг Анны Всеволод Ярославич перед смертью передал икону своему сыну Владимиру Мономаху (прозван так в честь своего византийского деда), который её перенёс в Смоленск. Дальнейшая судьба иконы тесно связана с историей города. Она прославилась как чудотворная. После того, как Смоленск попал под власть литовцев, «Одигитрию» в 1399 году перевезли в Москву. До сих пор точно неизвестно, кто это сделал. По одним сведениям – супруга великого князя Василия I Софья Витовтовна, а по другим – смоленский князь Юрий Святославич, которого в 1404 году изгнал из Смоленска литовский правитель Витовт. Летописи отмечают, что святыню «в плен захватил» какой-то Юрга. Возможно, он был литовским воеводой, перешедшим на сторону московского князя и принёсшим в дар ему «Одигитрию». Хотя некоторые историки считают, что человек, упомянутый в летописи как Юрга, это и есть смоленский князь Юрий Святославич, искавший защиты у московского князя.

   В Москве «Одигитрию» установили по правую сторону от царских врат в Благовещенском соборе Кремля. В 1456 году в Москву прибыло посольство: смоленский епископ Михаил, наместник города со многими сановниками. Они просили князя Василия Тёмного «отпустить» икону обратно в Смоленск. Князь приказал снять с неё точный список и оставить его в Благовещенском соборе (список не сохранился), а саму святыню вернули обратно в Смоленск. Прощание проходило с большими торжествами, был отслужен молебен. За город икону несли две версты на руках, провожали ее митрополит, князь с семьёй, священники, воинство, множество народа. Впоследствии на месте прощания был устроен Новодевичий монастырь, в Смоленский собор которого 28 июля 1525 года Василий III торжественно перенёс список из Благовещенского собора Кремля. Тогда же было установлено совершать празднования в честь этой иконы 28 июля (по новому стилю – 10 августа).

   В 1666 году смоленский архиепископ Варсонофий «Одигитрию» вновь привозит в Москву для поновления потемневшего лика. Вместе с ней поновляют и другой образ, подаренный Смоленску Борисом Годуновым в 1602 году на освящение крепости. Эта икона была написана «не в меру, но в подобие» древней «Одигитрии». Установлена она была в башне над Днепровскими воротами крепости, над которыми впоследствии была устроена сначала деревянная, а затем каменная надвратная Одигитриевская церковь.

   Пути этих двух икон теперь будут нередко пересекаться. Во время Отечественной войны 1812 года они были вынесены из города. Оригинал сначала отправили в Москву и поставили в Успенском соборе Кремля. В день Бородинского сражения «Одигитрию» вместе с Донской и Владимирской иконами Божией Матери обнесли вокруг Белого города, Китай-города и стен Кремля, затем отправили к больным и раненым в Лефортово. Перед оставлением Москвы икона была увезена в Ярославль. Копия, подаренная Годуновым, была вынесена из горящего Смоленска в ночь с 5 на 6 августа отступающими русскими воинами. Ф.Н. Глинка в «Письмах русского офицера» так описывает вынос иконы: «В глубокие сумерки вынесли из города икону Смоленской Божией Матери. Унылый звон колоколов, сливаясь с треском распадающихся зданий и громом сражения, сопровождал печальное шествие это! Блеск пожаров освещал его». Ровно три месяца эта икона «путешествовала» на зарядном ящике 1-й артиллерийской роты полковника В.А. Глухова. Накануне Бородинского сражения по приказу М.И. Кутузова её обнесли по рядам русских войск и отслужили молебен. В момент самого сражения перед иконой преклонялся Кутузов. Этот факт описан Л.Н. Толстым в романе «Война и мир».

   По окончании Отечественной войны обе иконы возвращены на свои прежние места в Смоленск. В 1941 году из Успенского собора древняя икона бесследно исчезла. На ее место была помещена «Одигитрия», подаренная Борисом Годуновым, которая находится в соборе до сих пор. В 1954 году был поставлен оклад иконы из драгоценных металлов. Об этом свидетельствует надпись, чеканенная в клейме слева внизу: «Сия риза сооружена по благословлению Преосвященнейшего Епископа Смоленского и Дорогобужского Кафедрального Успенского собора при Настоятеле Протоиерее Викторе Никитском в 1954 году июля месяца 28 дня».

Главное украшение интерьера Успенского собора – резной позолоченный иконостас, выполненный из липового дерева и являющийся шедевром декоративно-прикладного искусства. Он был выполнен в 1730 – 1740-х годах в стиле барокко артелью украинских мастеров под руководством Силы Михайловича Трусицкого. В артели также трудились Пётр Дурницкий, Фёдор Олицкий, Андрей Мастицкий и позолотчик Сила Яковлев. За свою работу резчики получили одну тысячу рублей, ещё пятьсот рублей было выдано на провизию. Иконы для иконостаса написали эти же мастера вместе со смолянином дьячком Алексеем Жарковским и дорогобужским живописцем Фёдором Леоновым. Они же, вероятнее всего, выполнили пристенные иконостасы и часть росписей собора.

   Иконостас Успенского собора необычайно торжественен. Его высота в центре – 31 метр. Основу составляют резные колонны. Межъярусные карнизы обрамляют иконную живопись и покрыты резьбой. Мотивы резьбы разнообразны: гроздья виноградной лозы, цветы подсолнуха и мальвы, листья дуба, клёна, аканта. Все это гармонично и изящно переплетено. Некоторые детали иконостаса посеребрены, благодаря чему усиливается зрительное восприятие позолоты и объёмность резьбы. Особенно интересна и неповторима композиция Царских врат. Их венчает изображение пеликана, символизирующе-го искупительную жертву Иисуса Христа. В завершении иконостаса помещены трёхметровые скульптуры ангелов.

   Говоря об иконах, помещённых в иконостасе Успенского собора, следует от-метить, что из икон первой половины XVIII века в первоначальном виде сохра-нилась лишь одна – «Спас Великий Архиерей». Остальные иконы подвергались в течение последующего времени неоднократной переписке и поновлению.

Примечательными деталями интерьера собора являются хоры, устроенные с трёх сторон на высоте 18,5 м, епископская кафедра и архиерейское место (40-е годы XVIII века). Декоративная резьба двух последних близка по мотивам к иконостасу.

   Большой интерес у всех посетителей Успенского собора вызывает пелена, или плащаница, помещённая в специальную застеклённую витрину. Она была вышита в 1561 году в московской мастерской тётки Ивана Грозного Евфросинии Старицкой и преподнесена ею в дар Успенскому собору Московского Кремля. В 1812 году французы, отступая из Москвы, вместе с другими ценностями похитили и плащаницу. Но на Старой Смоленской дороге вблизи Смоленска на обоз с трофеями напали казаки и отбили его. Спасённую плащаницу решено было оставить в Смоленске как награду городу за проявленные мужество и героизм. По своей древности, отделке золотом, серебром и шёлком разных оттенков плащаница представляет собой выдающийся образец лицевого шитья. Ее размер – 177-277 см. В центре на ней изображён снятый с креста Спаситель, слева – оплакивающие его Богородица и жёны-мироносицы, справа – апостолы Иоанн Богослов, Иосиф и Никодим. По кайме идёт вкладная шитая надпись, по полям – поясные изображения самых почитаемых святых.

   Интересный факт связан с плащаницей в советское время. При закрытии Успенского собора в 1933 году серьёзно рассматривался вопрос о её передаче в Оружейную палату для «лучшей сохранности». Но к приезду в Смоленск специалистов из Москвы для изъятия святыни, в соборе уже работал антирелигиозный музей, и его сотрудники сделали всё возможное, чтобы бесценная реликвия не была увезена.

Из святынь Успенского собора заслуживает внимание икона «Преподобный Авраамий и мученик Меркурий Смоленские». Икона была написана в 1711 году для иконостаса деревянного Богоявленского собора. Затем её поместили в каменном Богоявленском, а в 1850 году передали в церковь села Свиряково (Сверчково), в 28 верстах от Смоленска. В советское время икона была передана в антирелигиозный музей. Особенностью иконы является изображение на ней Смоленска, при этом внешний облик городских храмов и башен крепости передан с достаточной достоверностью.

   В соборе до сих пор хранятся сандалии Меркурия Смоленского, в которых он ходил на поле брани с монголо-татарами в 1239 году. К сожалению, в 1812 году из собора французами было похищено его копьё, а в 1954 году украден шлем.

Рядом с вышеупомянутой иконой находится икона Божией Матери «Казанская». Икона написана в 40-е годы XIX века и относится к местной школе живописи. 21 ноября 1991 года образ прославился чудесным мироточением.

Мироточением 14 марта 1994 года прославилась также икона преподобного Серафима Саровского. Она находится в притворе собора на северной стене слева от входа. Икона датируется началом XX века.

Рядом с иконой преподобного Серафима Саровского находится усыпальница собора. В ней в 1996 году перезахоронены останки четырех смоленских митрополитов: Симеона IV (Милюкова), Сильвестра II (Черницкого), Сильвестра III (Крайского) и Дорофея (Короткевича). Ранее они покоились в часовне Троицкого монастыря, а в 1930-е годы их останки тайно перевезли на Тихвинское кладбище.

Покидая Успенский собор, ещё раз полюбуемся его красотой и величием. Умели наши предки создавать на века! А задача ныне живущих – сохранить всё это для будущих поколений.

 

 Больше фото в альбоме: https://vk.com/album-34454123_250517240